butt raspisanie

Новости

28 августа – день памяти святого великого князя Владимира

Икона святого великого князя ВладимираС именем князя Владимира связан резкий перелом русской истории, переход русских людей от тьмы и ужаса язычества к свету Христовой веры и православной культуры.
Он является символом и в то же время реальным деятелем и воплощением этого перелома, так как жил в язычестве по всем его страшным законам, а в христианский период своей жизни получил от благодарных россиян прозвище: «Владимир – красно солнышко!». Об этом переломе своей жизни – как свидетельствует его жизнеописатель Иаков Мних – лучше всего говорит сам св. князь: «Господи! Был я как зверь, жил я по скотски, но Ты укротил меня. Слава Тебе, Боже!»

Обычно покаяние, т.е. переход от греха к святой жизни совершается каждым отдельно, без соучастников. Святой князь – и в этом величие его, как патриота Русской земли, — совершил этот переход вместе со своим народом, проявив при этом глубокую мудрость, сильную волю и дипломатическое искусство.

До крещения князь Владимир был типичным язычником. Правда, в этом ему помогал его воспитатель, брат его матери Добрыня.

Когда Владимиру было 12 лет, Добрыня увез его «за море», спасая от старшего брата Ярополка. Через три года они вернулись с наемным варяжским войском и при помощи изменника с выразительным именем «Блуд» разгромили и убили Ярополка. Но до этого Владимир сватается к невесте Ярополка полоцкой княжне Рогнеде и, получив презрительный отказ, разоряет Полоцк, убивает ее отца Рогвольда с двумя его сыновьями и силой овладевает Рогнедой. Видимо, все это было тогда в порядке вещей, потому что гордая красавица Рогнеда, ставши женой Владимира у трупов ее отца и братьев, покорно рождает ему четырех сыновей и двух дочерей и только тогда предпринимает попытку убить Владимира, когда он начал пренебрегать ею ради других жен и наложниц. Жен у него было шесть, а наложниц около тысячи.

Придя в возраст, князь стал заботиться о единстве русской земли и с этой целью собрал в Киеве (а также и в Новгороде – двух центрах восточного славянства) всех почитаемых на Руси идолов. «И стал Владимир княжить в Киеве один, — сообщает летопись, — и поставил кумиры на холме за теремным двором: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, затем – Хорса, Даждьбога, Стрибога, Симаргла и Мокоша. И приносили им жертвы, называя их богами… И осквернилась кровью земля Русская и холм тот.»

В связи с этим произошло событие, которое, как считает прот. Лев Лебедев, произвело в душе князя Владимира поворот от язычества к христианству. В 983 году бросали жребий, кого принести в жертву идолам (т.е. по крайней мере одна зафиксированная попытка принести человеческую жертву в княжение Владимира была). Жребий пал на мальчика-христианина Иоанна. Его отец, варяг Феодор, не дал своего сына язычникам и сказал о идолах: «Это не боги, а дерево, сегодня есть, а завтра сгниет… Бог один, Которому служат и поклоняются греки, Который сотворил небо и землю. А эти боги – что они сделали? Сами они сделаны. Не дам сына вашим богам.» Разъяренные язычники убили их обоих и разорили их дом.
Это мужественное исповедание веры должно было произвести на ценящего мужество князя глубокое впечатление. Косвенным подтверждением воздействия на св. Владимира этого мученического подвига является тот факт, что главная из церквей, им построенных, — Десятинная – была поставлена на месте дома варягов Феодора и Иоанна. (Впрочем, это, возможно, было сделано уже из христианских соображений – старались строить церкви на гробах мучеников.)
Мысли о. Льва Лебедева о решающем влиянии подвига Феодора и Иоанна на князя Владимира не разделяет прот. Иоанн Белевцев. Он спрашивает: почему же тогда князь Владимир не принял крещение в год их кончины, т.е. в 983м году. Ответом на этот вопрос о. Иоанна служит летописный рассказ о том, как св. князь принимал крещение и как готовился к нему.
Как мы уже говорили, св. Владимир мог решить вопрос о крещении только для себя, как это сделала его бабушка, св. Ольга, и заботиться о спасении только своей души, предоставляя своему окружению следовать или не следовать его примеру. Возможно, действуя так, он имел бы больше достижений в духовном плане. Но он, любя свой народ, решил принять крещение вместе с ним. Для осуществления этого великого дела князю нужно было преодолеть две трудности.
Первая состояла в презрительном, а то и враждебном отношении ближайшего окружения князя к христианству. Вспомним ответ Святослава на просьбу его матери Ольги о принятии им крещения: «Моя дружина будет смеяться надо мною». Но и сам Святослав «если кто собирался креститься, то не запрещал, а только насмехался над тем». Мы видим, что враждебное отношение к христианству, характерное для времени Олега, убившего первых князей-христиан Аскольда и Дира, сменилось ко времени Владимира презрением и насмешкой, что, впрочем, не исключало взрывов ярости, как в случае с варягами Феодором и Иоанном. При таком настроении киевлян нечего было и думать их массовом крещении.
Что же предпринимает князь Владимир? То самое «испытание вер» в Киеве и центрах различных религий, о котором говорят летописи и над которым издеваются, считая его легендой, некоторые ученые, не умеющие взглянуть на ситуацию изнутри.
Не нужно думать, что князь Владимир был убежден в истинности Православия еще до испытания вер; он только, видимо, разочаровался в язычестве. Правда, пример св. Ольги как бы подталкивал его к признанию Православия единственной истинной верой, но ему еще предстояло в этом убедиться, так что испытание вер было не игрой, не дипломатическим маневром, а искренним поиском истины, поиском, который был предпринят князем не в одиночку, а совместно с его ближайшим окружением. Видимо, этот поиск истинной веры был известен и рядовым киевлянам, что дало им возможность последовать примеру князя и дружины и креститься. Они говорили: «Аще бы се не добро было, не бы сего князь и бояре прияли».
Такое доверие народа к князю было бы невозможно без широко известного «испытания вер». Менее информированный Новгород принял новую веру уже не так безболезненно, а в отстоящей от пути «из варяг в греки» Северо-Восточной Руси христианизация растянулась не менее чем на столетие.
Так мудрый князь, замысливший грандиозный религиозный переворот, преодолел первое препятствие на пути к нему.
Почему же князь уже после «испытания вер», после того, как бояре и дружина были готовы принять крещение, сказал: «Подожду еще»? Да потому, что ему предстояло преодолеть еще одно затруднение, преодолением которого он создал новый тип отношений между православными народами.
Дело в том, что Византия восприняла в наследство от древнего Рима идею мирового господства, трансформировавшуюся в убеждение, что православные всего мира должны быть подданными императора Византии.
Мудрая Ольга пожелала принять крещение не иначе, как от рук константинопольского патриарха, и долго ожидала приема у императора из-за того, что добивалась – и добилась! – чтобы ее приняли с должным почетом, по крайней мере избавили от унижающего достоинство «архонтессы русских» троекратного земного поклона императору, как то предусматривал церемониал византийского двора. Но несмотря на этот ее дипломатический успех, ее крещение не привело к массовому крещению русских, и даже сына своего Святослава она не смогла убедить принять крещение. И все это потому, что в сознании русских людей византийское православие прочно связалось с потерей самостоятельности.
Поэтому Владимиру необходимо было добиться больших успехов в борьбе с «греческой гегемонией», чем это удалось Ольге. И если она, желая получить крещение от самого патриарха, пришла в Константинополь все-таки просительницей, ему хотелось поставить дело так, чтобы сами греки просили его принять крещение.
Если Ольге удалось в глазах византийского двора дойти до высокого звания «архонтессы» — звания почетного, но не равного по византийской «табели о рангах» достоинству императора или членов его семьи – то Владимир хотел поставить себя на тот же уровень, на котором стоял сам император. Кроме того, ему предстояла задача перевести центр русской церкви с территории Византии в Киев.

В этом и состоит смысл слов князя после испытания вер: «Подожду еще». Ему нужно было выждать и уловить момент, в который все это стало бы возможным. Такой момент наступил в 988 году – через 5 лет после убиения варягов Феодора и Иоанна.
В этом году против императоров-соправителей Василия и Константина воевали в разных местах империи два мятежных полководца: Варда Склир и Варда Фока. Существенной опорой престола в этих условиях был присланный св. Владимиром в помощь императорам шеститысячный корпус русских воинов. И вот в это время войска князя Владимира подвергают осаде, а потом и завоевывают город Корсунь.
Но византийцев ждал еще один сюрприз. Князь потребовал себе династического равенства с византийскими императорами. Он послал им ультимативное требование, чтобы они отдали за него свою сестру Анну, и угрожал в случае отказа напасть на Константинополь. Требование это в глазах греков было неслыханно дерзким. Ведь по их мнению только одно государство – империя ромеев – имело право называться государством, и только один император этого государства имел божественное право на власть. А тут какой-то полудикий языческий князь требует руки порфирородной царевны, претендуя тем самым на равенство с императорами!
Но делать было нечего. Если бы князь повернул свой шеститысячный корпус против Константинополя, судьба династии была бы решена. А если бы предпринял нападение всеми своими силами, то могла бы погибнуть и вся империя.
Но императоры – и это показывает, что они были искренними христианами, готовыми на смерть за веру – заявили, что не могут выдать свою сестру за язычника, и чтобы получить ее в жены, он должен креститься.
Вот тут-то и произошло то, чего добивался Владимир: не он просит крещения, а его просят принять крещение. Его согласие креститься, будучи исполнением его тайного желания, было в глазах византийцев избавлением императорского дома от угрозы уничтожения. Так разрешился конфликт, нарочито созданный князем Владимиром. Далее последовало крещение Владимира в Корсуни, его венчание с Анной и торжественное возвращение в Киев, где вскоре произошло крещение киевлян.
Так рядом с могущественной православной державой – Византийской империей – появилась новая, не менее могучая православная держава – Киевская Русь, возглавляемая князем, равным по рангу византийским императорам. Цель св. князя Владимира была достигнута.

В заключение необходимо кратко перечислить благодетельные последствия дела св. Владимира.
Для православных людей главным и все остальное определяющим является то, что Русь отреклась от языческого заблуждения и обрела истинную веру, которая изменила национальный характер в сторону милосердия и готовности к подвигу и дала миру множество святых, начиная со страстотерпцев Бориса и Глеба и кончая новомучениками двадцатого века.
Но и далекие от Церкви люди должны признать, что отказ Руси от кровавых человеческих жертв кардинально смягчил ее нравы, что моногамная семья существенно возвысила достоинство женщины, что ввиду того, что пред Богом князь и смерд равны, ослабли сословные различия, и Русь стала более сплоченной и в конечном счете монолитной, что русский язык, и до того довольно богатый и гибкий, через переводы и собственную, обогащенную новыми глубокими идеями литературу стал вровень с самым культурным и богатым языком мира – греческим, что именно христианство позволило России создать мировые шедевры во всех видах исскуства, что прославленное терпение и покорность воле Божией в сочетании с приверженностью к православной вере помогло России одолеть монгольское иго, польскую, французскую и немецкую агрессию, революционные потрясения начала XX века, и, Бог даст, поможет (и уже помогает!) одолеть и нынешнее разорение и разброд и вновь возродить былое могущество нашей страны.
В жизни самого св. Владимира, круто изменившейся к лучшему после крещения, мы должны отметить одну черту, которую от него получил в наследство весь русский народ. Это – милосердие, заставлявшее князя в праздники угощать всех киевских бедняков и посылать на возах угощение с княжеского стола тем, кто по болезни не мог сам дойти до него. В нашем веке способность русского народа к состраданию и милосердию существенно ослабла, и наша задача – попытаться возродить ее.
Итак, главным делом великого патриота русской земли св. князя Владимира было обретение истинной веры, воспитание души в христианской нравственности и ревностное охранение российского суверенитета. В этом же состоит и завет святого князя нам – его потомкам.
Протоиерей Владимир Правдолюбов

Контакты

Православный Приход храма в честь Святой Троицы
Адрес: 618900, РФ, Пермский край, г.Лысьва, ул.Революции, 2 "А"
Электронная почта:
Sv.Troitsa-Lysva@yandex.ru

Телефоны:

Настоятель:  +7 (342 49)  3 - 82 - 19
Иконная лавка:   +7 (342 49)  3 - 61 - 12
Бухгалтерия: +7 (342 49)  3 - 61 - 58

Сейчас на сайте 40 гостей и нет пользователей

Яндекс.Метрика

Авторизация